Фото глиссера не моё, взято из интернета

Фото глиссера не моё, взято из интернета


Наверняка Вам случалось видеть пьяного водителя, не вписавшегося в поворот дороги. А как вам такая ситуация на реке? Вам приходилось плавать ночью по сибирским рекам на глиссере «Заря» с пьяной командой? Если нет, то я поделюсь своими впечатлениями.
Случилось это в 1969 году в первый год моего обучения в ВУЗе. После зачисления в студенты первым делом попадаешь на осеннюю уборку урожая. Нас забросили в Тегульдетский район Томской области в глухую деревню, куда на перевоспитание к местным жителям ссылали из Москвы (в советское время) проституток и тунеядцев. Там началась моя учёба с уборки сена, а затем нас забросили на дальний ток на заготовку зерна. Случилось так, что меня телеграммой вызвали срочно домой и вместо плановой эвакуации на самолете с группой мне пришлось добираться самостоятельно. Ещё в Томске на вокзале у меня украли фуфайку, здесь в деревне мне выдали на время работы (шла первая декада октября и было холодно), но пришлось сдать и добираться в свитере с сумкой за плечами. Шесть километров до Тегульдета пробежал быстро, но утренним рейсом «Заря» уже ушла, самолеты в ближайшие два дня не летали, а больше из этого места выбраться было нечем, и мне пришлось заночевать в местной гостинице. Рано утром отправился на пристань, купил билет и удобно разместился в кресле в предвкушении этим же вечером быть уже дома.
Отплыли мы по расписанию, к скорости глиссера добавлялась скорость течения реки Чулым, и настроение было хорошим. Через пару часов глиссер причалил к берегу и команда, чертыхаясь и матерясь, принялась чистить фильтра, забитые песком из-за заправки загрязнённым топливом. Через пару часов двигатель заурчал, команда отметила победу над ситуацией спиртным, и мы пошли по реке дальше. Но оказалось, что не на долго. Глиссер снова причалил к берегу, и операция повторилась. И так на протяжении первой половины пути мы частенько приставали на прочистку фильтров и обмывание очередной победы над ситуацией, что световой день быстро закончился, и мы уже продвигались в сплошной темноте, где кругом тайга и ни одного населённого пункта по ходу движения. Где-то в одиннадцатом часу ночи почувствовался резкий удар и глиссер стал. За иллюминатором ничего не было видно, но слышны маты и перебранка членов команды, проходивших вдоль борта с наружной стороны. Ещё подумалось, что сели на мель, но экипаж судна отключил освещение в салоне и предложил всем до утра располагаться на ночлег. Какой ночлег, задремать удалось лишь до часу ночи. Далее озноб и дрожь тела от холода спать не дали. Пришлось коротать время в ожидании утра. После бессонной ночи наступил рассвет, и пассажиры начали выходить на борт в поисках хвороста для костра и по своим делам справлять нужду.
Каково же было моё удивление, когда я вышел на борт глиссера и спустился на берег! Река течёт в стороне от глиссера, от кормы судна до воды не менее 10 метров, глиссер прочно стоит на песке, гордо задрав нос в сторону леса. В темноте подвыпившая команда не разглядела поворота русла реки и на всей скорости глиссер как огромный кит выбросился на песчаный берег на водяной подушке, созданной при движении. И…, что называется, приплыли! Ни о каком спасении собственными силами не могло быть и речи, оставалось ждать, греясь у костра. Погода была пасмурной и неприветливой, с позавчерашнего вечера ничего не ел и настроение оставляло желать лучшего. В полдень вверх по реке поднимался лесовоз (паром с баржей впереди). Отцепив баржу и размотав тросы, зацепили наш глиссер за корму и попытались стащить его в реку. Несколько попыток ни к чему не привели. В это время на служебном катере из г.Асино вверх по течению шёл начальник лесхоза. Видя ситуацию, уже два судна подключились к операции по освобождению глиссера из песчаного плена. Усилия были такими, что оба судна заваливались бортами и начинали черпать воду от натяжения буксировочных канатов, но глиссер не сдавался. Даже на миллиметр не сдвинулся со своего места. Пришлось прекратить попытки и оба судна собирались ретироваться. Но тут уже все пассажиры «Зари» подняли такой шум и протест, что начальник был вынужден отдать команду капитану своего катера забрать пассажиров и вернуться с нами в лесхоз. Сам остался с протрезвевшей командой глиссера ждать подмоги. Катер небольшой, кают для пассажиров нет, нам пришлось стоять в машинном отделении вдоль работающих дизелей. Но мы были защищены от ветра и холода и шли по реке. Через несколько часов были у причала леспромхоза. Далее через поле, пролески и пустырь мы добрались до автовокзала. Купить билет на автобус до Томска было уже нельзя, но местные жители подсказали, что садись в автобус, и водитель в пути рассчитает за проезд. Время до отправления немного было и первым делом сразу же заскочил в ближайший магазин. Покупать консервы было бессмысленно, открыть мне их было нечем без ножа, а из остального ассортимента в наличии был только хлеб и маргарин. Но как это было вкусно на тот момент!!!
Подали автобус и все желающие ломанулись в открытые двери. Народу набилось столько, что не то что билеты проверить, двери закрыть никак не могли. Контролер безуспешно пытался выдернуть последних желающих из дверного проёма. Ему на помощь пришел мужчина, начавший силой выталкивать людей из салона. Очередь дошла до меня, на что я ему заявил, что его место мною не занято и пусть садится согласно билету, а я из салона не выйду. «А ты моё место и не займёшь, я водитель этого автобуса» — последовала реплика. Но выходить я не стал, двери уже поддались закрытию, и мы стоя в набитом автобусе двинулись в сторону Томска. Затем на трассе мы уже вышли из автобуса, и водитель собрал оплату со всех за проезд. Снова втиснулись и поехали дальше. Ближе к ночи был уже в Томске и на поезде через четыре часа добрался до Юрги. Пешком с вокзала по ночной дороге, и я дома. Вот такой был случай в жизни, оставивший заметное для меня воспоминание.

Related posts: